В Калининград приехали 60 архитекторов, чтобы спроектировать центр города

Опубликовано: 21.05.2014

В Калининград приехали 60 архитекторовВчера им устроили экскурсию, чтобы познакомить с масштабами предстоящей работы.

В первый же день гостям из Европы и «большой России»– а их оказалось 60 человек – устроили экскурсию по территории, о которой идет речь в конкурсе. Показали площадь перед Домом Советов, набережную Преголи и места, где в Кенигсберге были Лавочный и Кузнечный мосты, часть Московского проспекта, территорию перед Дворцом бракосочетаний и Нижний пруд, который при немцах назывался Замковым. Перед архитекторами стоит сложная задача – решить, что и как расположить в историческом сердце города. Главной темой уличных обсуждений на ходу стал Дом Советов.

Один из участников международного конкурса и семинара – ландшафтный архитектор Жером Верген из Высшей школы ландшафтной архитектуры Парижа, большой специалист по перепланировкам и благоустройству городских территорий, который работает по всему миру. С Жеромом мы поговорили после экскурсии, и он поделился с «Комсомолкой» впечатлениями от первой прогулки по Калининграду.

НА ДОМЕ СОВЕТОВ ЗАКРУЖИЛАСЬ ГОЛОВА

Жером Верген

— Ваша Башня (так Жером называет Дом Советов, Авт.) очень важное место. Это символическое здание для города, оно имеет большой смысл. Мы задались вопросом – сносить или оставлять эту башню. Да, здание не достроено и никогда не эксплуатировалось, но это символ города. В советское время многое сносили и строили согласно концепции и советской ментальности. Сегодня мы понимаем, что это глупость. Нужно делать все по-другому.

Мы можем оказаться заложниками этой же ситуации. Снесем это здание — повторим советский опыт. С другой стороны внешний облик совсем не замечательный. Но есть же наследие и история, которую нужно сохранять: эпоха немецкая, эпоха советская, нынешние времена, эпоха европейского сотрудничества и соседства.

Важно вот что — каждый город имеет свой генетический код, состоящей их истории и социума. ДНК Калининграда — это географическое положение и взаимоотношение с морем, янтарь. Есть вечные ценности, на них и нужно делать акценты. Мы находимся не на территории Персидского залива, не в Эмиратах, где строятся высотные здания. Еще 50 лет назад там была пустыня, там ничего нет, нет истории, не на что опереться.

Сегодня в Калининграде я заметил, что город не знает, что делать: сносить или нет, строить или нет, черное или белое. А ответ не в этом! Ответ находится в том, чтобы найти ДНК города. Возможно, он связан с природой, с культурным и историческим наследием. У меня такое ощущение, что город сам себя не любит! Житель города понимает, что у него есть история. С советским прошлым надо уже согласиться, принять его. Через 50 лет это прошлое станет глубокой историей, а ведь в этой истории тоже были хорошие моменты. Во Франции есть не только крепости и Версальский дворец. У нас был архитектор Корбюзье – он строил монументальные здания, которые в эпоху модернизма и развития, индустриализации Франции очень сильно критиковались. И сейчас мы тоже не понимаем, что с ними делать. Все это архитектурное наследное, которое мы должны сохранять по идее.

— То есть Дом Советов надо оставить?

— Реновация и снос этого здания будут стоить очень дорого. Это маркер, точка отсчета – жители города и гости ориентируются по Дому Советов. Это историческое памятное место. Раскопки подвалов Королевского замка, которые устроили рядом, нужно сохранять, им нужно придать новую ценность.

Естественно не надо было эту Башню тут когда-то строить. Я бы никогда этого не позволил, запретил бы, если бы был архитектором-урбанистом. Но Башня очень хорошо размещена. Место великолепное. Прогуливаясь по нему, я это понял. Тут слияние рек, недалеко университет, дальше – порт. Когда я увидел Дом Советов, сразу захотел подняться наверх, чтобы посмотреть на это замечательное место сверху. Мы поднялись на 22-й этаж, но потом предстояло еще спуститься! А еще надо было спуститься на террасу и пройтись для этого по металлической лестнице. Половина нашей группы отказалась туда идти – было очень страшно. И мне было не по себе. На террасе начинает кружиться голова от страха и от потрясающего вида.

— И как вам восхождение, ощущения от внутренностей Дома Советов?

— Было ощущение некоей ностальгии и еще печаль – здание все-таки незакончено. Дом Советов это большой знак вопроса, место, которое вызывает разные эмоции.

ПРО ФИЛОСОФСКИЙ ПАРК НА ОСТРОВЕ

— Золотое правило урбанизма – правильно организовать пустоту в городе, управлять ею, — говорит месье Верген. — Что осталось от древнегреческих и древнеримских городов? Например, в древнеримском городе Ним остались только арены. Но и маленькие улочки, площади — рисунок города, как сетка, остался древнеримским. То есть город современный, а каркас его древний. В Калининграде мы тоже увидели это. Калининград тоже задается этим вопросом – какой каркас и какую сетку использовать. Базовый элемент в Калининграде – Иммануил Кант. Сегодня есть университет, небольшая статуя… Это важная часть ДНК города. И именно от этого нужно отталкиваться, от этого зависит, каким будет центр города.

Если вдруг когда-нибудь в Калининград приедет известный архитектор и пообещает построить какое-то крутое здание, то оно должно быть грамотно вписано в территорию.

Я много езжу по миру. Во всех городах, в которых я работаю, люди задаются вопросом постройки какого-то знакового объекта, который сделает их известными. Они не правы. Да, здание может стать привлекательным на долгое время, оно будет притягивать людей. Но только если этот объект будет часть комплекса, будет вписан в туристическую и индустриальную, спортивную логику.

— Калининград ожидает чемпионат мира по футболу как раз.

— И это трамплин, возможность для вас получить новую позицию, прославиться на весь мир. Посмотрите на города Бразилии, которые готовятся к чемпионату мира по футболу в этом году. Они понастроили стадионы в разных городах, но эти города совершенно неизвестны миру, и никогда не станут известны! Потому что стадионы строили без логики.

Например, стадион «Стад де Франс» в Сен-Дени, построенный специально к чемпионату мира по футболу 1998 года, построили не просто так. В тот момент, когда мы задались вопросом постройки стадиона, проект содержал комплексный подход развития всей территории вокруг стадиона. До этого там был газоперерабатывающий завод, который загрязнял воздух – так себе райончик, хотя 10 минут до центра на электричке. На стадион власти нашли средства, завод закрыли. Вокруг появился квартал с офисами огромных компаний, торговые центры, жилые здания. Так до сих пор стадион и все вокруг него работает очень хорошо. (Жером занимался 2,5 года над проектом благоустройства стадиона «Стад де Франс» и территории вокруг — Ред.). Чтобы в Калининграде проект посвященный чемпионату мира по футболу работал и принес результат, он должен вписываться в глобальную стратегию, вписываться в проект развития центра города.

— Вы говорили об организации и управлении пустотой в городе. Таких пустых и мертвых мест в Калининграде много: территория у Дома Советов, у здания ГТРК, у загса, у монумента морякам-балтийцам на Московском проспекте, наконец, на острове Канта. Как их оживить?

— Любое место должно исполнять функцию, иначе становится пустырем, о которых вы говорите. Бульвар вдоль Преголи (имеет ввиду пространство между Моспоспектом и Преголей, островом Канта — Ред.) нужно связать с рекой, может быть построить офисы. Работы очень много.

Остров – особенное место, там должен быть парк Канта. Это отправная точка всего города: место воспоминаний, место диалога. В то же время парк должен быть не ностальгическим, а современным. Это место, которое рассказывает историю, она связана с Кантом и философией. Философский парк! Парк — это место жизни, место общение для всех: детей и молодежи, пожилых. Свет, скамейки, стулья, фонтаны – обязательно.

Застраивать остров зданиями нельзя. Камень, брошенный в воду, оставляет круги на воде. Остров это и есть камень, от которого пойдет развитие.

via: kp.ru

Похожие новости:

Ответить

Фотогалерея

возрастная категория портала: 16+
© 2012-2017 | 39novostey.ru | Реклама и контакты