Французский геополитик: «Против Калининграда идёт информационная война»

Опубликовано: 24.05.2014

Оливер Эммануэль Рокпло - «Против Калининграда идёт информационная война»Информационно-аналитический портал «NewsBalt» взял интервью у молодого французского геополитика Оливера Эммануэля Рокпло (Olivier Emmanuel Roqueplo).

Аспирант географических и славянских наук университета Западный Париж — Нантер-лa-Дефанс и испанский граф Рокпло пишет диссертацию на тему: «Геополитическая идентичность Калининградской области. Восточный взгляд».

— Оливер, расскажите, почему вас заинтересовала именно Калининградская область?

— Я бы сказал, что Россия это самая интересная страна славянского мира, а что касается Калининграда, то это приграничный регион между Россией, Балтийскими странами и Польшей. Я исследовал историю Ливонии во время Ивана Грозного, исследовал современную Латгалию, где живёт большинство русских и я не мог обойти Калининградскую область.

Мой долгосрочный проект – это исследовать русский вопрос на Балтике. Hа Западе считают, что Балтийское море – это Германское море, Евросоюзное море, Натовское море. Но Россия – это тоже истинная часть истории Балтики. Мы знаем, что покровитель и создатель России – это Рюрик, a Пётр I тоже создавал российскую империю в Петербурге, т.е. тоже на Балтике. Значит, Россия имеет сильную связь с этим регионом, поэтому очень интересно такую часть исследовать, тем более что западные исследователи не часто касаются этой проблемы.

— Какой именно образ Калининградской сейчас создается в Европе, и во Франции в частности?

— Многие учёные в Европе и США исследовали Калининградскую область, но всегда с одной и той же точки зрения — ЕС и НАТО. По их мнению, Калининград – это угроза, это проблема. Против Калининградской области идёт информационная война. Пишут, что Калининград – это чёрная дыра, это СПИД, Калининград – это преступность, это экологическая проблема. Всё, что есть плохого – это всё здесь.

Но при этом, мы знаем, что есть серьёзная проблема токсикомании в Эстонии, но это не проблема ЕС. Есть проблемы со СПИДом в Литве, но по статистике там ничего этого нет – ноль процентов. А почему? Потому что это ЕС. А в Калининграде всё есть и это ужасная проблема.

B одной очень странной и серьёзной американской статье я читал, что в Калининградской области проходит нелегальный трафик оружия для «Аль-Каиды». В Афганистан и Ливию оружие «Аль-Каиды» приходит из Калининграда? Это не только невероятно, но и смешно. А там, действительно, в это верят. США поддерживает это мнение, спонсируя журналистов и экспертов, чтобы они писали такие статьи, конечно, не проводя полевых исследований.

— А для чего всё это делается?

— Калининград – это символ победы России, Советского Союза в 1945 году, и это мешает США, т.к. они хотят быть единственными победителями во Второй мировой войне, для них это очень важно. Поэтому они хотят уничтожить, разорить престиж России, особенно в Калининграде, хотя бы на словах. Вот вам информационная война.

Другой способ — юридический: есть несколько исследователей в Литве и даже в Германии, которые говорят – это нелегально, что Калининградская область — российская. Это часть Литвы, это часть Германии, или надо чтобы была интернациональная, международная территория.

Моя работа – на это всё посмотреть наоборот, потому что я пытаюсь это сделать с точки зрения России. Это российская территория и интересно смотреть, как русские думают о Калининградской области и возможно доказать, что, то что пишет Европа и США – далеко от правды и показать что-то совершенно иное.

— А современные французы, не политики, они верят этому всему и знают ли вообще о существовании Калининградской области?

— Нет, они просто не знают. Для них Калининградская область ничего не значит. Калининградская область – это где? Это Россия? Советский Союз? Петербург, Москву знают. A о Калининградe ничего не слышали. Но они и Литву, и Латвию не знают. Это простой народ так думает.

Люди с высшим образованием бы сказали, что это Восточная Пруссия, или то, что здесь жили тевтонские рыцари, Бисмарк, хотя он – представитель Пруссии, не совсем Восточной, но это неважно в этом случае. Восточная Пруссия – это символ немецкой державы. Может несколько французов вспомнят, что есть Эйлау, битву при Прейсиш-Эйлау (ныне г. Багратионовск) между русско-прусскими и французскими войсками в 1807 году. Идеологи будут говорить, что Калининград – это СССР, символ разорения немецкой цивилизации. Например, Дом Советов против Кенигсбергского замка.

Был такой исследователь французский — Франк Тетарт (Franck Тетаrt). Сейчас он работает в Швейцарии, он не знает ни слова по-русски. В библиографии его диссертации, которую он писал в 2005 году, все книги на русском были написаны с ошибками, т.е. он абсолютно не знает кириллицу. И он — единственный исследователь во Франции, который писал работу по геополитике Калининградской области.

Он был два раза в Калининграде, но он не знал языка и мог только созерцать, поэтому он основывался, в основном, на немецкие статьи и просто их переводил. Немцы много писали о Калининградской области. Есть и серьёзные труды.

Например, Пер Бродерсен (Brodersen Per) – это немец с северной Германии, он хорошо владеет русским и писал об истории Калининградской области в 60-70 гг. Есть Христиан Велльман (Christiane Wellmann) к сожалению, он умер в 2013 году, он вместе с русским учёным Карабешкиным писал книгу о проблематике Калининградской области с точки зрения экономики, политики и администрации.

— А почему вы решили выбрать альтернативную точку зрения и по-другому взглянуть на Калининградскую область?

— Как в каждом французе, во мне есть всегда чувство противоречия. Мы, французы, всегда любим критиковать всё, что кем-то написано или сказано. Но и, кроме того, у меня есть славянские, польские корни. И как поляк, я чувствую симпатию к России, Польше и даже Сербии. Мне очень больно было, когда Франция, Италия, Германия, Англия и, конечно, США бомбили Сербию в 1999 году.

Это символ ошибки построения Европы — невозможно построить единую Европу, начиная с бомбёжек. Я как француз, испанец и поляк мог бы легко считаться «европейцем». Но это слово это слово несправедливо использовать. Нет, я не европеец.

— Сегодня вы находитесь в Калининграде – на российской земле, которую многие считают «русской Европой». Может ли это место действительно стать мостом экономического, культурного сотрудничества между Россией и Евросоюзом? Или же для вас это в первую очередь «форпост России на западе», то есть милитаризированная зона?

— Я бы не сказал, что Калининград – это «форпост России», а, наоборот, НАТО — это угроза для России. Мы это очевидно видим в Украине. Бывший президент Литвы Витаутас Ландсбергис – чистый литовец, как мы можем видеть по фамилии (смеётся), этот литовец несколько раз заявлял, что малая Литва (так он называет Калининградскую область) должна стать частью Литвы. Т.е. он предлагал аннексировать Калининградскую область, а сейчас он депутат Европейского парламента.

Такие политиканы – это агенты СШA, поэтому американцы поддерживают, то что он говорит о Калининграде. Это не литовские идеи (хотя и литовский национализм имеет особую связь с Пруссией), а американские интересы.

— Так все же может ли Калининград стать мостом между Европой и Россией?

— В Калининграде всё есть для того, чтобы она стала некой «витриной» России. Тем более что вы очень открыты на Европу, но Европа не так открыта для вас. Можете ли вы стать культурным мостом? Проблема в том, что нет общей европейской культуры. Сотрудничество между русской и польской Пруссией это да – это возможно. Польское влияние так же чувствуется в Калининграде. Мы, живя в Европе, не чувствуем никакого европейского единства. Даже между Францией и Германией нет ни реальной дружбы, ни глубокого сотрудничества с точки зрения культуры.

Немецкий язык никогда не был вторым иностранным языком во Франции и, по мнению французских преподавателей немецкого языка, число французских школьников и студентов, желающих учить немецкий падает.

С точки зрения экономики — конечно: у нас холодильники «Siemens», немецкие смартфоны. Но, например, немецкие фильмы мы не смотрим, они тоже не смотрят французские. Французы могут ничего не знать о Германии. ЕС – это великая неудача. Кажется, что Германия смотрит на Восток, а Франция смотрит на Запад, и так всегда было. Рейн остался очень сильной культурной границей.

— Что вы понимаете под «витриной» России? И как на ваш взгляд Калининград мог бы ею стать?

— Вы должны создавать условия для того, чтобы к вам хотели приехать. Проблема только в том, хотят ли иностранцы познакомиться с Россией. Нужно определиться, кого вы хотите видеть у себя. Туристов? Чтобы туристы приезжали, нужны две главные вещи: во-первых — это решение визового вопроса, в ту же самую Польшу или Литву можно приехать без виз и это будет легче. Второй вопрос — сколько это будет стоить. У вас нет никакого воздушного сообщения с крупными столицами Западной Европы. Очень легко приехать в Гданьск, в Калининград — нет.

Было бы интересно восстановить Королевский замок. Не для того, чтобы показать, что это Кёнигсберг, нет это будет Калининград. Просто чтобы был какой-то символ Калининграда, чтобы было куда приезжать и что смотреть. Чтобы как-то изменить точку зрения тех же самых идеологов и журналистов. Тем более, что идеологи и журналисты уже создали имидж, что Дом советов – это символ варварства, разорение замка и некрасивых хрущёвских зданий. Я думаю, восстановление замка было бы выгодно.

Конечно, у вас есть Кафедральный собор, но он странный – это концертный зал. Храм на площади – xoroshaja ideja (говорит по-русски), европейцы мало знают православную архитектуру. Очень интересен музей Мирового океана на кораблях, тут нужно больше рекламы. Корабли, как часть музея – это прекрасная идея.

Для того, чтобы люди на Западе по-другому думали о Калининграде, надо создавать что-то необычное, чего нет у других. Было бы хорошо создать у вас Центр русского языка и культуры для тех, кто хочет поближе познакомиться с Россией. Во Франции, несмотря на ежедневную пропаганду против России в СМИ, есть люди, их, конечно, не так много, но и немало, которые хотели бы узнать Россию и Калининград мог бы стать таким местом, а не Москва или Петербург.

Россия – это очень интересна, очень удивительная страна для иностранцев, но просто они об этом не знают, потому что не так легко к вам приехать, и существует тем более пропаганда. Жаль ведь это экзотический мир, но это не Азия, не Африка – это Европа и это не так далеко.

— Вы говорите о том, что одной из проблем, почему в Калининградскую область не едут европейцы – это визы. Как на ваш взгляд должен решаться визовый вопрос? Это должна быть взаимная отмена виз или Россия должна сделать первый шаг и, к примеру, отменить визы для въезда на территорию Калининградской области?

— Западные страны считают, что открыв границу с Россией, в Европу хлынет волна бедняков, чеченцев, бурятов, москвичей… На мой взгляд это не так, тем более, что ситуация в Европе сейчас не лучшая. Чтобы понять позицию ЕС нужно осознавать, что ЕС – это не Франция, Германия, Италия вместе – нет. ЕС – это несколько чиновников и бюрократов в Брюсселе с Америкой. А Америка не хочет, чтобы между Европой и Россией был такой договор. Нужно ждать пока ЕС сделает первый шаг, Россия уже много раз делала эти шаги, показывая, что она хочет иметь хорошие отношения с Евросоюзом. Но постоянно ЕС сначала соглашается, а потом Америка говорит нет и на этом все заканчивается.

— Что на ваш взгляд должно произойти, чтобы Европа стала считаться со своими интересами и вышла из-под влияния и контроля США? И может ли такое вообще произойти?

— Думаю, нет. Германия может стать независимой от США, Франция уже нет, Италия может быть. Дело в том, что Вторая мировая война на Западе имела те же самые эффекты, что и на Востоке. Т.е Польша, Венгрия, Румыния, Болгария, Восточная Германия – они все были были такими сателлитами или спутниками СССР. Т.е. так они были самостоятельны, но внешняя политика этих стран решалась в Москве.

На Западе было то же самое, только там были США. После распада СССР Америка стала единолично всё решать. Евросоюз не может иметь никакой самостоятельной внешней политики – это невозможно. Потому что ЕС – это где, это кто? Это фирмы, банки, разные экономические лобби. Но это нигде, это не государство, ни даже группа государств. Т.е Франция и Германия вместе никогда не могли создавать общую внешнюю политику, Франция с Италией тоже нет, Франция с Англией тоже нет.

Если две страны не могут это сделать, что можно говорить, когда таких стран 28! Это невозможно. A внешняя политика – это принцип суверенитета и ЕС был так построен, что все было общее кроме внешней политики. А внешняя политика – это центр политики. ЕС – это не мечта, это идея чиновников, технократов и банкиров. Тем не менее есть один эффективный внешнеполитический договор между почти всеми странами ЕС – это НАТО. Поэтому ЕС следует решениям НАТО, как внешнеполитический минимум, тем более, что столица НАТО находится там же, где и столица ЕС – в Брюсселе.

Во Франции есть представитель Франции в России Жан-Пьер Шевенман (фр. Jean-Pierre Chevènement), который постоянно говорит, что Франция должна быть самостоятельной, не зависеть от Германии в экономике или Америки во внешней политике. Но он почти одинок, у нас в парламенте таких десять процентов – не больше.

Двадцать лет назад СССР распался, многие думали, что так будет лучше, но на самом деле стало только хуже. Потому что нет никакой возможности играть с другими партнёрами, кроме США. Когда был Советский Союз Франция могла стать членом НАТО и подписывать договор с СССР. А сегодня нет, конечно, Россия стала сильнее, чем была, но во время правления Ельцина Франция потеряла возможность играть какую-то роль и в конце концов при Саркози было принято решение быть послушной решениям НАТО.

И поэтому мы можем видеть, что Франция была противником России в Сирии и сейчас в Крыму. Взгляд на Россию не зависит от того, что делает Россия. Россия не собиралась нападать на Польшу или Латвию, но, несмотря на это, НАТО расширялось. Почему? Потому что так хотела Америка. Россия не имеет влияния на то, что думают европейские элиты, потому что они послушны Америкe.

Интересную позицию занимает Германия – сильнейшая страна ЕС и дальше она будет только мощнее. Oна играет в шизофреническую игру. С одной стороны она очень близка к экономике России – «Nord Stream» и «South Stream» тому свидетельство. С другой стороны внешняя политика под властью Америки. И Германии приходится находиться между политическими интересами США и экономическими интересами России. Сколько времени она может так играть? Кажется, когда нужно решать, то она отдаёт предпочтение США, как было это видно в Сирии.

Франция – это другое. Она далека от российских проблем. Во Франции есть антироссийская традиция ещё со времен великой революции. Считается, что Россия – это враг. Там нарушаются права человека. У нас права человека – это идеология. Считается, что это прогресс и мы вместе с Америкой, Англией стоим во главе этого мирового прогресса.

Евросоюз может существовать, потому что Турция и Россия не в составе ЕС, потому что такой слабый союз не может существовать, если у него не будет «других» — т.е. представителей чуждости. Конечно, Россия – это не враг, но ЕС часто так считает благодаря НАТО.

— В конце апреля Франко-российский диалог во главе с его сопредседателем и депутатом Нацсобрания Франции Тьерри Мариани выступил против введения санкций в отношении России. По мнению французов, любые ограничения в отношении главного торгового и экономического партнёра приведут к обвалу французской же экономики. Ваше мнение по этому поводу?

— Это правда, что Россия важный партнёр Евросоюза, поэтому все санкции, которые придумали в Брюсселе, а, скорее, в Вашингтоне, противоречат интересам ЕС: Франции, Германии, Италии. Надо сказать, что у французских чиновников не хватает храбрости, чтобы бороться за свои интересы, если где-то в Америке решили по-другому. Во Франции вряд ли найдутся позитивные решения. В Германии может быть нашли такое решение, потому что их экономические интересны слишком велики. Но Франция нет.

Да, то, что говорит депутат, это верно – это истинные интересы Франции, но истинные французские интересы – это не интересы чиновников, которые господствуют во Франции. Это что-то другое – это личные интересы, это американские, английские интересы, связанные с французскими банками, это не интересы Французского государства.

— Ещё вопрос на экономическую злобу дня. Известно, что Франция изъявила желание провести отдельные переговоры о возобновлении поставок свинины в Россию. Однако Еврокомиссия против переговоров отдельных стран с Россией. Ваше мнение – действительно ли диалог французских мясников с Россией может стать точкой, ведущей к некоему расколу Евросоюза?

— Нет, потому что всё, что связано с торговлей – это в Брюсселе – это не во Франции. Мясники не играют роли в решении Евросоюза. Уже давным-давно Франция отдала свои права решать такие вопросы Брюсселю. И мясо – это не тот повод, чтобы противоречить сложившейся традиции.

Автор статьи: Яна Швец

via: newsbalt.ru

Похожие новости:

Ответить

Фотогалерея

возрастная категория портала: 16+
© 2012-2017 | 39novostey.ru | Реклама и контакты